Любовь и секс с «пограничником»

Автор: Елена Буркова, психолог



Часто человек с пограничным расстройством личности в отношениях выступает капризным ребёнком и ждёт, что его партнёр будет выполнять по отношению к нему роль безусловно любящего родителя, то есть, партнёра «пограничник» воспринимает как продолжение своего родителя – отца или матери.

Однако, отношения «пограничника» с родителями не были безоблачными, он никогда не чувствовал себя в безопасности с ними, никогда не позволял себе быть собой из страха непонимания и осуждения, его отношения с родителем были всегда дистантными, лишёнными глубины, открытости, в результате чего у «пограничника» сформировалось двойственное отношение к близкому – с одной стороны любовь, а с другой – ненависть.

Когда родитель не хотел принимать его таким, каков он есть, в нём просыпались обида, гнев и ярость, родитель воспринимался как враг, который хочет его уничтожить. После вспышки ярости возникало чувство вины, и любовь к родителю возвращалась, но любовь поверхностная. 

Поскольку «пограничник» пропитан недоверием, думает, что не нужен своему родителю или родитель использует его в своих целях, из этих же соображений он поддерживает отношения с ним — из чувства собственного страха остаться одному, без родительской защиты, без чувства общности и хоть какого-то худо-бедного тепла.

Такое отношение можно наблюдать у детей алкоголиков, которые могут воровать у своих родителей деньги и даже бить, но отказываются их покидать и отправляться в интернат, всячески защищая и оправдывая.

Ровно такую же модель отношений «пограничник» реализует со своим партнёром – он ожидает от него безусловной любви, недополученной от матери, при этом сам не способен на равную, взаимную любовь, реализуя стратегию избегания. 

Как он боялся показать своё истинное лицо матери из страха быть отвергнутым, так и боится показать его теперь партнёру по той же самой причине, а потому настоящая интимность с «пограничником» практически недостижима, а если и достижима, то после длительного курса психотерапии, направленной на избавление от высокой тревоги и недоверия.

Пограничник — интеллектуальный человек, может располагать к себе людей и красиво говорить, но в семейной жизни чаще всего это будут глубокие и долгие разговоры ни о чём. Он будет играть в философа, но уходить от разговора, когда партнёр будет пытаться обсудить с ним тему взаимных чувств, вывести на откровенность. 

Для «пограничника» эти темы очень болезненны, а потому он предпочитает оставаться в своей маске благопристойности, уходя от глубокого разговора тем или иным способом (сменой темы, с помощью рассуждения о чём-то абстрактном, изъясняться притчей, метафорой), прямой и откровенный разговор ему не по силам.

Избегание также может принимать форму сексуальной связи на стороне как способ «пограничника» доказать себе (как и своему родителю, партнёру), что никто не может его контролировать, как потребность иметь свой маленький, фантазийный мирок, о котором никто не будет знать и как способ уйти от сближения с законным партнёром. 

Притом, объект для измены подбирается такой, чтобы не претендовал на свободу «пограничника», не представлял для него никакой угрозы: например, муж строит отношения на стороне с замужней женщиной, которая также боится разрушить свою семью, а потому не претендует на полное овладение своим любовником. Формой избегания может быть и алкогольная зависимость, постоянные посиделки с друзьями, работоголизм и т.п.

Отношения с «пограничником» всегда довольно напряжённые: если всё идёт по его сценарию, он спокоен и миролюбив, если же что-то пошло не по его, это вызывает вспышку гнева, вплоть до смещения агрессии на имущество, животных, детей и самого партнёра. После вспышки агрессии «пограничник» испытывает чувство вины, вплоть до парасуицидальных эпизодов или суицидальных попыток.

Партнёр воспринимается «пограничником» амбивалентно, не как цельный человек, имеющий свои достоинства и недостатки, а как либо идеальный, либо ничтожный. Сегодня он может вас проклинать и называть последними словами, подать документы на развод, а завтра уже валяться в ногах, просить прощения с мыслями «как я могла подумать о разводе с этим замечательным человеком!».

«Пограничнику» сложно слушать критику в свой адрес, это может вызвать вспышку его гнева, вследствие повышенной ранимости, чувства неполноценности и отсутствия устойчивого образа «Я». Ему сложно рассказать о своих чувствах и потребностях, убеждениях. Часто то, что он о себе думает – это чьи-то интроекты. 

Например, мама с детства внушала сыну, что он будущий гениальный финансист, впоследствии он принял этот интроект как своё убеждение, но, встретившись с первыми неудачами или с тем, что кто-то назвал его бесталанным, он быстро обесценивает своё убеждение, как и профессию финансиста, и снова находится в поиске себя. Критика «пограничника» вызывает его гнев оттого, что приводит к обесцениванию себя и своих идеалов. А в отсутствии идеалов, он ощущает опустошённость и беспомощность.

Любовь и секс с "пограничником".jpg

Сексуальная жизнь «пограничника» часто такая же поверхностная и мало удовлетворительная как для него, так и для партнёра. Из страха полностью отдаться своему партнёру и чувства стыда, «пограничник» предпочитает поверхностный секс, без эмоциональной включённости и длительных предварительных ласк. Так одна женщина заявила, что испытывает раздражение, когда её партнёр затягивает с ласками, было бы лучше, если бы он сорвал с неё одежду и сразу совершил соитие.

Также «пограничник» всегда держит в голове образ некой идеальной, на его взгляд, женщины (мужчины), до которой (го) его партнёру никогда не дотянуться. Часто он фантазирует о сексе с этим идеалом как о чём-то возвышенном, полном страсти и чувственного переживания, а секс с реальным партнёром обесценивает вплоть до потери всяческого влечения к нему и отказа заниматься с ним сексом.

У партнёра «пограничника» всегда есть чувство, что между ними стоит чья-то тень – некоего идеала, бывшего (бывшей) или будущего. «Пограничник» может сегодня сказать «я живу с тобой лишь временно, пока не найду кого получше», а завтра просить прощения и заверять, что «самая лучшая – это ты, моя дорогая».

Не редко среди «пограничников» встречаются поклонники садомазохизма, которые не просто фантазируют об этом, но и используют в сексе игры, основанные на доминировании и подчинении.

Весь этот маскарад является, с одной стороны, внутренней потребностью, а с другой, способом уйти от настоящей интимности и поиском всевозможных доказательств любви партнёра.

Скорректировать поведение «пограничника» может жизнь с терпеливым, любящим партнёром, который будет с пониманием относиться к вспышкам его ярости, к переменчивости, не принимать за чистую монету его оскорбления и высказывания, являть для него образец самоконтроля, эмпатии в отношениях с окружающими, давать свою любовь и поддержку.

Только с таким партнёром «пограничник» начнёт меняться в лучшую сторону и личностно расти, несмотря на то, что тот может показаться ему скучным и приземлённым, чересчур спокойным и невозмутимым — появляется крупный риск нарваться на провокацию «пограничника», которые он очень любит.

Также вернуть пограничника к нормальной жизни может длительный курс психотерапии по реконструкции собственного «Я», восстановлению самости, научению саморегуляции, развитию доверия и эмпатии. «Пограничнику» необходимо научиться быть терапевтом, в первую очередь, самому себе.


Источник