Культшпаргалка: как устроен симфонический оркестр и зачем ему дирижер

Однажды я пошла на концерт в филармонию с далеким от классической музыки человеком. Правда, оперу он уже успел немного оценить, но об оркестре не знал почти ничего. В процессе он задал мне такой вопрос: «Слушай, а это что там — домры?» и показал на виолончели. А в антракте недоумевал: «Да кому нужен этот дирижер? На него же никто не смотрит даже!»

Я провела с ним культпросвет работу примерно по такому плану.

Что такое симфонический оркестр



Это грандиозное достижение музыкальной цивилизации, универсальный, сложившийся за века исполнительский аппарат, которому доступны абсолютно любые краски. 

Он состоит из четырех четко сбалансированных групп: 
- струнные смычковые (то есть, скрипки, альты, виолончели и контрабасы)
- деревянные духовые (флейты, гобои, кларнеты и фаготы)
- медные духовые (валторны, трубы, тромбоны и тубы)
- ударные (литавры, барабаны и пр.).

Принцип баланса заключается в том, чтобы одни инструменты не заглушали другие. Если композитор любит медные (как Вагнер) и взял их побольше, то он вынужден будет соответственно увеличить количество струнных и деревянных.

И на сцене музыканты оркестра сидят не по росту и не по должностному расписанию, а по требованиям этого самого баланса. Мощные медные и громкие ударные в глубине сцены. Тихие струнные на первом плане, деревянные — в середине. Вот схема расположения музыкантов на сцене.



Акустически самый выгодный сектор сцены — слева, если смотреть из зала. Там сидят скрипачи. На них ложится самая главная нагрузка. Все основные темы играют они, особенно в классической музыке.

Есть ли в оркестре иерархия

Есть. Главный, сами понимаете — дирижер. Его правая рука и фактически заместитель — концертмейстер оркестра. Видели, как после исполнения дирижер всегда пожимает руку ближайшему к нему скрипачу? Это он и есть. В каждой группе инструментов тоже есть свое ответственное лицо.

Принцип абсолютной монархии

Симфонический оркестр — это не только монархическая, но и тоталитарная система. Дирижер здесь — царь и диктатор. Забавно, что эта профессия появилась в 1-й трети 19 века, когда европейские монархии как раз трещали по швам. 

Но музыка становилась все сложнее, количественно симфонический оркестр разрастался, и уже недостаточно было просто кивком головы или смычком показывать вступление, как когда-то это делал Бах, Гайдн или Моцарт. 

Была еще традиция громкого отбивания такта жезлом о пол, но в 19 веке она выглядела уже варварски. К тому же, это, как оказалось, было небезопасно для дирижера. Жан-Батист Люлли — французский композитор 17 века, по неосторожности нанес себе производственную травму (ударил жезлом по себе по ноге) и скончался от ее последствий.

Итак, в центре оркестра появился дирижерский пульт, и дирижер взял в руки специальную палочку, чтобы жест его был точнее.

Из вежливости к публике он не поворачивался к ней спиной, а стоял полубоком.

Вагнер первый отбросил эти буржуазные предрассудки и решительно показал господам в первых рядах фалды своего фрака. Он был настоящим фюрером и внушал музыкантам свою волю, не только жестами заражая из своей энергией, но и глядя им в глаза своим убойной силы взглядом.

После него профессия дирижера стала связываться с особыми качествами личности. Если ты мягкий, склонный к состраданию и вежливый человек, не быть тебе дирижером. Если у тебя есть харизма лидера, пуленепробиваемая психика — тогда тебе хоть в президенты, хоть в дирижеры)

Джеймс Ливайн


Стоит ли говорить, что это не женская профессия. Однако, достижения феминизма налицо. В 20 веке женщины активно пробуют себя в этом качестве.

Зачем он нужен, этот дирижер?

- спросил себя однажды один скрипач (Лев Цейтлин), который 9 лет отсидел в концертмейстерах, и устроил симфоническую революцию — создал оркестр без царя-дирижера. Тем более, что время было большивистское (1922). Он назывался Персимфанс, и просуществовал аж 10 лет, как музыкальная реклама принципа советской демократии.
После него так больше никто не делал.

Дирижер совершенно необходим вот почему:

- он есть та голова, в которой рождается концепция трактовки музыкального произведения. То есть, он решает КАК это сыграть. Проблема интерпретации — это вообще главная проблема сегодня, поскольку исполняется в основном давно написанная и игранная-переигранная музыка, и надо ее сыграть как-то так, чтобы она зазвучала свежо и оригинально;

- он заряжает своим видением музыки всех оркестрантов, а они все, кстати, тертые калачи, и у каждого свой взгляд на музыку;

- он добивается высокого качества исполнения, оттачивая коллективное мастерство, корректируя на репетициях все детали, отбирая в оркестр хороших музыкантов и увольняя плохих. В итоге лучшие оркестры — это такие настроенные, как часы, коллективы, которые могут прекрасно играть, что угодно, почти без репетиций;

- он координирует во время исполнения весь процесс: громче — тише, быстрее — медленнее, показывает вступления инструментов, мимикой, жестами и взглядами внушает оркестру нужные эмоции.

Чем дирижирует дирижер

Чем только он не дирижирует! В 18 веке — смычком скрипки, листом, свернутым в трубочку, жезлом стучат. В 19 — дирижерской палочкой. Вот так она выглядит. 



В наше время дирижер иногда обходится без палочки. Гергиев дирижирует совсем крохотной, размером с большую зубочистку.



Дирижируют вообще всем: телом, мимикой, всем самим собой!

Посмотрите на нашу российскую звезду, главного дирижера Пермского оперного театра, грека по национальности, Теодора Курентзиса. Какая там палочка! Это вообще дирижерское шоу)
(Прошу прощения за качество видео).



А вот как можно дирижировать с руками в карманах, только лицом. Между тем, это крупнейший американский дирижер Леонард Бернстайн.



Как отличить хорошего дирижера от плохого

Непрофессионал не может оценить дирижерскую технику. Нужно судить по тому, насколько хорошо звучит сам оркестр, насколько вас увлекает музыка.

Но некоторые дирижеры изо всех сил стараются показать публике, насколько они замечательны. Чересчур эксцентричные дирижеры — это дурной тон. Хотя именно они пользуются горячей любовью публики)

Какие оркестры лучшие

Хороших оркестров (не просто хороших, а фантастически хороших) сейчас довольно много. Но есть такие мировые бренды, как Берлинский филармонический, Венский филармонический, Королевский оркестр Концертгебау (Нидерланды), Чикагский симфонический оркестр. 
В России хорошие оркестры — Российский национальный (под управлением Михаила Плетнёва, который удачно переквалифицировался из пианистов в дирижеры), Оркестр Мариинского театра (Валерий Гергиев).

Звезды дирижерского искусства

Тут много легендарных фигур. Австриец Карлос Клайбер, итальянцы Клаудио Аббадо и Артуро Тосканин, немец Герберт фон Караян, наши Евгений Мравинский, Владимир Федосеев и Валерий Гергиев.