Психолог рассказала, как ее «воспитывала» мать, и это страшно

Дома меня не избивали. Никаких кулаком в глаз или живот или пинать ногами.

Меня били.

Это была процедура.

У нас это называлось

Неси ремень

У нас это называлось

Раз по хорошему не понимаешь

У нас это называлось

Вы этого заслужили

У нас это называлось

Довели снова мать

У нас это называлось

Сашка хотябы извиняется а эта

У нас это называлось

Упрямая

У нас это называлось

Сделать из тебя человека.

Хотя редко. Человека из меня было не сделать. Я была в принципе

У всех дети как дети а ты вообще

Откуда такие берутся

Иногда мы прятали ремень

Но еще была скакалка

У нас это называлось

Скажи спасибо что не пряжкой

У нас это называлось

Как сидоровую кОзу

Однажды Сашка на кухне бросил на пол крышки от кастрюль когда меня били (почему били абстрактное если это конкретная мама била?)

И тогда мама побежала на кухню и потом били уже его

Ему пожалуй было 3

А мне 5

Стоять с Сашкой в углу на коленях было веселее чем одной. Он все время филонил. Позволял себе садиться. И тогда и я могла

У нас это называлось

Скажите спасибо что не на горох

У нас это называлось

Нука встали нормально не филонить

Сашка вообще был не принципиальный

Извинялся

И потом снова косячил

Сашку пожалуй били чаще

А меня злее

Я была безнадежна

У нас это называлось

Ей хоть об стенку горох

В 4 когда после наказания мама зашвырнула меня в туалет я внезапно познала ВЕСЬ СМЫСЛ

Такая как я должна освободить маму от себя, чтоб ее не мучать

Но как себя убивают я не знала

А поэтому сначала стала выдирать себе волосы, это оказалось не эффективно

А потом биться головой стоя на коленях в стену у унитаза

Другой стены в туалете небыло. Тесные хрущевки

Биться было страшно и больно

Но надо

Но больно и страшно

Мама выволокла меня из туалета и … избила еще

Потому что я издеваюсь специально

А потом поставив перед собой как обычно это бывало требовала

У нас это называлось

Закрой рот

У нас это называлось

Орет она еще

У нас это называлось

Заткнись я сказала

У нас это называлось

Рот закрыла быстро

И чтобы я тебя не слышала

В принципе наверное били всех

Аленку из второго били

Макса били

Иногда можно было слышать детский визг и рыдания

Значит бьют

Нет. Не бьют. Наказывают. За дело. Мама была права. Я никогда не была согласна что за дело и что справедливо меня сейчас наказывать

И да. Я орала поначалу от злости и обиды

А потом от бессилия

Как-то во втором классе у меня начало падать зрение и окулист спросил у мамы не было ли травм. А она ответила: да это она башкой об стенку билась и ревет все время. От этого наверное. И у меня волосы зашевелились от ужаса

Что окулист сейчас поймет

Что мама плохая и бьет меня

Кажется он понял. По тому ощущению которое я запомнила навсегда. По молчанию после ее жизнерадостных объяснений. А мама не поняла. Мама всего то рассказывала какой у нее ненормальный ребенок растет. Еще и книжки стала читать запоем. Точно глаза испортит.

А чтобы я не сутулилась меня к стулу привязывали за косички. (Опять абстрактное «привязывали»)

Но это уже было не больно

Просто унизительно

Унизительно в принципе было все обращенное ко мне (или детям?)

На нас нужно было самоутверждаться. Но преимущественно я не удалась.

Сашка стал беспринципен и хитер. Стучал. Жаловался. Подлил. Я закусила удила и читала книжки о мушкетерах и чести. И никогда ничего не делала плохого. Делала все как сказано. После школы сразу снимала форму. Вешала на вешалку и делала уроки. Гладила форму сама. И пришивала манжеты.

Несправедливость нужно было не видеть

У нас это называлось

Мы живем хорошо

У нас это называлось

Мама для нас старается а мы

У нас это называлось

В тесноте да не в обиде

У нас это называлось

У нас хорошая дружная семья

Нужно было не видеть что мама глупа и несправедлива и что не понимает некоторых вещей которые мне в 4 года понятны

У нас это называлось

Сыты одеты обуты что еще нужно

Нужно было не испытывать отвращения и брезгливости

И снаружи не позорить маму собой такой

Корявой

Все из рук падает

Да в кого ты такая

Замуж никто не возьмет

Не ржи как лошадь

Мальчик красивый получился а Наташа не удалась

Ну ладно книжки читай может умная будешь

А стоп. Это уже другая история

Сегодня на #терапиятерапевта я была #бедняжечка и плакала

Все началось с одиночества и стыдно быть

Одинокой больной и старой

И еще с истории почему со мной? Именно со мной можно поступать несправедливо? И именно со мной именно хорошие и близкие любят поступить предательственно

А потом перед глазами стали выплывать эпизоды насилия когда он же хороший и он же мне и так нравился а то что я несколько часов говорила нет а он стягивал с меня одежду- это не изнасилование. Он же не бил. А почему не ушла. Так у меня все замерло и остановилось и я перестала понимать что уйти можно

И потом это же мне делали хорошо

Я же хотела

И еще вспомнилось как в 4 года я накопила 6 копеек чтобы сбежать из дома. А чувств своих вспомнить не смогла. Ни обиды. Ни злости не было. Пустота и наверное если бы это была моя мама то она бы меня любила а так я наверное чужой ребёнок раз не любит

И плана убежать в хорошую жизнь никакого не было

Просто убежать из

Но мои 6 копеек кто-то нашел

И побег провалился

Но то что мне нужно умереть чтобы никому не мешать я выучила назубок